В основном безвредна

Каково быть членом академии наук США и есть ли от нее польза в быту

Статуя Эйнштейна у Американской национальной академии наук. Фото: Ron Cogswell/Flickr

В начале месяца в Американской национальной академии наук (НАК) прошли выборы новых членов. «Чердак» расспросил новоиспеченных академиков, что им дает почетный статус.

Академия, в которой и без того больше двух с половиной тысяч человек, пополнилась 84 членами и 21 иностранным коллегой. Среди таких зарубежных коллег относительно много российских ученых, например, в прошлом году в состав Американской национальной академии наук приняли президента Российской академии наук Владимира Фортова.

Полноценными академиками могут стать только граждане США, однако в их число могут попасть сменившие место жительства граждане других стран, в том числе выходцы из России или Советского Союза. В этом году американскими академиками стали четверо выходцев из СССР: два физика Александр Замолодчиков и Игорь Клебанов, математик Владимир Дринфельд и эксперт в области вычислительной биологии Евгений Кунин.

Корреспондентам «Чердака» стало любопытно, каково это — быть американским академиком, и мы решили спросить об этом их самих.

Проснуться знаменитым

Кандидаты в члены академии не подают заявок перед процедурой голосования — их кандидатуры выдвигают действующие академики, а о своем избрании они узнают от друзей и коллег. Игорю Клебанову утром 3 мая «буквально через минуту после окончательного голосования» позвонил коллега, который присутствовал на собрании Национальной академии наук в Вашингтоне. «Я узнал об этом из электронных сообщений сразу нескольких моих друзей — членов Академии, которые они послали непосредственно из зала заседаний, сразу после голосования. Это своеобразная традиция — так сообщают новым членам академии об избрании каждый год», — рассказал Евгений Кунин.

Почетный клуб

О практической пользе от избрания в академию и ее существования в целом опрошенные ученые высказываются осторожно.

Математику нужна спокойная жизнь. С этой точки зрения ясно, что пользы не будет, но можно надеяться, что не будет большого вреда,

— так относится к своему избранию Владимир Дринфельд.

Американская академия не выполняет административных функций, не распоряжается имуществом — в общем, далека от приземленных вопросов научного быта. «В первую очередь, это именно почетный клуб. Главная форма признания, не считая Нобелевской премии, которую ученый может получить за свою работу», — полагает Евгений Кунин.

Члены академии встречаются на ежегодном собрании, где завязывают новые научные контакты. «Надеюсь, что избрание в академики поможет мне расширить научные интересы и познания», — говорит Игорь Клебанов.

Кроме того, академия проводит различные конференции как для научного сообщества, так и для широкой публики. «В частности, по вопросам этики», — отмечает Кунин.

«Комитеты независимой академии могут давать советы правительству, индустрии и университетам о выборе перспективных направлений и улучшать уровень общего научного образования. Этим советам не обязаны следовать, но я уверен, что к ним относятся серьезно», — считает Клебанов.

На вопрос, зачем нужна академия наук, Владимир Дринфельд ответил:
«Еще не знаю. О французской академии наук мне известно, что одну из своих задач она видит в том, чтоб «истину царям с улыбкой говорить». Чтобы выполнять эту роль, академия должна быть достаточно независимой».

Что должен делать академик

Не всякий свежеиспеченный академик готов ответить на вопрос, как изменится его жизнь теперь, после знаменательного звонка или письма от коллеги. «Еще не знаю», — честно ответил на наш вопрос Владимир Дринфельд.

«На этот вопрос мне будет проще ответить через пару лет. Я уверен, что академики принимают участие в выборах новых академиков и, конечно же, обязаны платить членские взносы. Некоторые принимают участие в организации конференций и симпозиумов. Думаю, что каждый академик более или менее свободен определить уровень своей активности в НАК», — полагает Игорь Клебанов.

Выбор новых членов академии — главная задача уже избранных академиков, а членские взносы — единственное обязательное условие пребывания в статусе члена Американской академии наук.

Участие во всякого рода оргкомитетах и рабочих группах — дело добровольное, хотя полностью уклоняться от такого рода деятельности в академии не принято, считает Евгений Кунин.

«Основные права и обязанности, по-видимому, связаны с журналом Proceedings of the National Academy of the USA, или коротко — PNAS. Это весьма престижный журнал, публикующий много статей. Члены академии тут выступают в двух качествах. Во-первых, каждый из них может опубликовать четыре статьи в год, пользуясь облегченной процедурой рецензирования. Это, безусловно, подспорье в работе, позволяющее быстро опубликовать в хорошем журнале оригинальные работы, содержащие новые, смелые идеи, которые другим способом пробить трудно. С другой стороны, каждый член академии выступает в качестве редактора статей, присланных в PNAS «с улицы». В этом качестве члены академии могут способствовать публикации работ, которые они считают важными», — рассказал ученый. (Похожий журнал есть и у РАН — «Доклады Академии наук», с аналогичными преференциями для членов академии — прим. ред.)

Как принято «у них»

По российской привычке мы называем членов академии наук академиками. Но на самом деле в Америке это не принято. «Замечу, что академиками здесь членов академии отнюдь не называют — такое употребление этого слова вызывает недоумение», — пояснил Евгений Кунин.

А теперь — титры

Александр Замолодчиков — ведущий научный сотрудник Института теоретической физики имени Л.Д. Ландау, и.о. завлабораторией квантовой физики и информации Института проблем передачи информации РАН и преподаватель университета Ратгерса.
Владимир Дринфельд — лауреат премии Филдса, профессор университета Чикаго.
Евгений Кунин — руководитель Группы эволюционной геномики в Национальном Институте Здравоохранения США.
Игорь Клебанов — замдиректора Центра теоретических исследований Принстонского университета.

Михаил Петров, Екатерина Боровикова

Теги:

Читать еще на Чердаке: