Особенности плейстоценовой охоты

Люди жили в Арктике уже 45 тысяч лет назад

Процесс выкапывания мамонта Жени. Фото: Алексей Тихонов

Ученые обнаружили на костях мамонта Жени (Сопкаргинского мамонта), найденного более чем в 600 км к северу от Полярного круга, отметины, явно оставленные человеческими орудиями. Возраст находки они оценили в 45 тысяч лет, хотя ранее считалось, что люди появились в Арктике лишь 30—35 тысяч лет назад.

Как этот мамонт был найден, что именно с ним произошло и в каких условиях жили люди 45 тысяч лет назад в Арктике, рассказал старший научный сотрудник отдела палеолита Института материальной культуры РАН Владимир Питулько.

— Как погиб этот мамонт?

— В него, скорее всего, метали легкие копья. Это обычная тактика охоты, в том числе охоты на слонов, как она практикуется и по сию пору пигмеями в Африке. Они закидывают слона большим количеством легких копий — это называется «копийный град» или «копийный дождь». Слон, утыканный как ежик этими иголками, начинает терять кровь. Даже легкое копье может проникнуть достаточно глубоко и задеть жизненно важные органы. Благодаря этому подвижность животного ограничивается, а после этого его уже можно добивать «в упор».

Это произошло, как я думаю, и с мамонтом Женей. Затем его добили в лопатку тяжелым массивным копьем — два-три удара как минимум, тем самым лишив подвижности и заставив упасть. А дальше ему нанесли финальный удар. Так пигмеи бьют в основание хобота, где проходят крупные кровеносные сосуды. Получив такой удар, животное быстро истекает кровью либо захлебывается ею.

Процесс выкапывания мамонта Жени. Фото: Алексей Тихонов


Люди, которые охотились на мамонтов в Арктике 45 тысяч лет тому назад, использовали ту же самую тактику. Мы отметили повреждение на скуловой кости, связанное с нанесением именно такого удара. По траектории понятно, что охотник стоял сзади и сбоку, чтобы остаться вне пределов досягаемости хобота лежащего на земле мамонта. Человек целился в основание хобота, но почему-то промазал. В результате он попал скользящим ударом в скуловую кость, сокрушив по дороге часть костей в глазничной области. Орудие имело каменный наконечник. Его форму реконструировал Константин Купер методом сканирования на синхрофазотроне в Институте ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН.

— Как вы нашли мамонта?

— Строго говоря, не я его нашел. Первым его обнаружил в 2012 году школьник Женя Солиндер, который проводил каникулы на полярной станции Сопочная Карга и вблизи нее заметил кости, выглядывавшие из склона берега реки. О находке сообщили моему коллеге Алексею Николаевичу Тихонову, директору Зоологического музея в Санкт-Петербурге и председателю Международного мамонтового комитета. Под его руководством на место находки выехала экспедиция, в которую я, к сожалению, не попал.

Ученые обнаружили полный скелет мамонта с большим количеством мягких тканей: частично сохранились связки, шкура, горб. Мамонта назвали Женей (официальное название — Сопкаргинский мамонт). Тогда о нем много писали в СМИ, показывали находку по телевизору.

Мамонта доставили в столицу Таймыра — Дудинку. Оттуда Алексей Николаевич мне позвонил и сказал, что у этого мамонта есть странность: один из бивней выглядит обработанным. Через полгода тушу привезли в Зоологический институт, и я поехал на него посмотреть. Буквально второе же ребро, которое я взял в руки, имело отчетливый след удара, нанесенного человеческим орудием. Потом нашлись и другие повреждения.

— Эти травмы не могли быть получены каким-то другим образом?

— Отметины на костях мамонта Жени — это несколько необычный археологический материал, так как речь в данном случае идет не о находке каких-то предметов, а об обнаружении свидетельств деятельности человека. Как в судебной практике: самого ножика на месте преступления нет, но то, что им кого-то ткнули, сомнений не вызывает.

Отметина на ребре мамонта. Фото: Павел Иванов


Здесь похожий случай. Я же всю жизнь был связан с проблематикой каменного века на арктических территориях и работаю в этой области уже более 30 лет. Последний большой блок исследований связан с Новосибирскими островами и с севером Яно-Индигирской низменности, в которую входит низовье реки Яны, где с помощью своих друзей и коллег я провожу исследования Янской палеолитической стоянки, возраст которой составляет около 30 тысяч лет. Она немного моложе тех событий, о которых говорится в статье, но при этом имеет к ним некоторое отношение. В частности, на ней найдены следы охоты человека на мамонтов, знакомство с которыми позволило мне «набить глаз» и научиться легко видеть такие следы.

— Как вы датировали находку?

— Мы продатировали костные остатки этого мамонта, а также получили несколько датировок из отложений, перекрывающих место находки, чтобы убедиться, что туша находилась в геологическом разрезе изначально и не была потревожена в более позднее время.

В данном случае по наблюдениям в процессе раскопок и по фотографиям разреза было совершенно очевидно, что находка не была потревожена. По всей совокупности датировок возраст мамонта Жени может быть оценен в 45 тысяч лет. И этот возраст совпадает с возрастом другой необычной находки.

В том же 2012 году Алексей Николаевич Тихонов посетил другую стоянку, которая находится на реке Яне, — стоянку Бунге—Толля 1885. Там было найдено большое количество останков плейстоценовой фауны, преимущественно бизонов, но есть и носорог, мамонт, благородный олень и другие звери. Алексей Николаевич там собрал небольшую, но выразительную коллекцию останков, среди которых были явно модифицированные человеком кости. Например, челюсти съеденных северных оленей.

Также среди обломков была плечевая кость волка с необычной патологией, которая сразу бросилась мне в глаза. Мы стали исследовать эту кость, и оказалось, что волка кто-то ткнул в плечо каким-то острым предметом, а именно изготовленным из бивня острием. Волк прожил после этого еще месяца три. За это время поврежденная кость зарастала, потом он умер, своей смертью или нет, это уже неизвестно. Что любопытно, датировка этой кости также показала очень солидный возраст — около 45 тысяч лет.

— Какие выводы вы делаете, исходя из этих датировок?

— Из этого следует совершенно неожиданный вывод, что люди мало того что были способны попасть в Арктику 45 тысяч лет тому назад, они себя чувствовали там вполне комфортно. Они жили на Таймыре, на Яне, может быть, еще где-то. Однако эти территории столь огромны, малолюдны и редко посещаемы исследователями, что найти следы пребывания древних людей не очень легко.

Владимир Питулько. Фото: Елена Павлова


Наш мамонт был редкой удачей. А тем временем в 2014 году журналом Science были опубликованы материалы о находке рядом с поселком Усть-Ишим на юге Западной Сибири, где была обнаружена кость человека современного анатомического типа, по возрасту сопоставимая с мамонтом Женей.

Теперь следы охоты на костях мамонта выглядят уже не настолько удивительными. При этом я лично думаю, что на него охотились люди современного анатомического типа, хотя это чистая спекуляция. Однако на моей стороне тот факт, что никаких неандертальцев к северу от 48-го градуса северной широты пока никто не находил.

— В каких условиях жили люди в Арктической Сибири 45 тысяч лет назад?

— В плане температуры там было потеплее, чем сейчас, возможно градуса на 3-4, и влажность была ниже. Важно понимать, что мы говорим о средней температуре июля. Например, в наше время на Сопочной Карге средняя июльская температура — 9-10 градусов Цельсия.

А что касается ландшафта, там была так называемая мамонтовая степь, которая простиралась от Берингова пролива практически до Карпат. Это огромные пространства без деревьев или почти без них, но богатые травой, злаками. Где-то растительности было больше, где-то меньше, но в целом она могла поддерживать существование крупных травоядных животных — мамонтов, плейстоценовых бизонов, лошадей, северных оленей, которые были надежным пищевым ресурсом древнего человека и позволили ему расселиться в Арктику вплоть до 72 градусов северной широты уже 45 тысяч лет назад.
Теги:

Читать еще на Чердаке: