После «Скиапарелли»

Чего ждать от орбитальной части проекта «Экзомарс-2016»

Снимок места падения «Скиапарелли», сделанный Mars Reconnaissance Orbiter. Иллюстрация: NASA/JPL-Caltech/University of Arizona

«Скиапарелли» разбился при посадке на Марс, однако проект «Экзомарс» на этом не заканчивается — на орбите планеты находится в целости и сохранности аппарат TGO, который будет изучать атмосферу Марса. Когда аппарат начнет научные наблюдения и что ученые планируют узнать, читайте в материале «Чердака».

Долгожданная посадка модуля «Скиапарелли» 19 октября оказалась не такой мягкой, как ожидалось. Отделился от орбитального модуля и вошел в атмосферу аппарат успешно, а вот дальше двигатели, которые должны были затормозить «Скиапарелли» при посадке, не сработали из-за зависания программы, и он упал с высоты 2—4 километров, разбившись о поверхность на скорости 300 км/ч. Тем не менее речи о том, что запуск марсохода, который планируется отправить на Марс в 2020 году в рамках второй части проекта «Экзомарс», будет отменен или отложен из-за неудачной посадки «Скиапарелли», нет.

Снимок места падения «Скиапарелли», сделанный Mars Reconnaissance Orbiter
Снимок места падения «Скиапарелли», сделанный Mars Reconnaissance Orbiter. Иллюстрация: NASA/JPL-Caltech/University of Arizona


«Основной целью модуля была отработка технологии. Поэтому он передавал данные прямо во время посадки, документируя все, что с ним происходит. Это очень ценная информация для разработки новых спускаемых модулей. Так что его падение неприятно, но проект продолжается, и большого влияния эпизод со «Скиапарелли» на него не окажет», — рассказал Александр Трохимовский, главный специалист лаборатории экспериментальной спектроскопии отдела физики планет и малых тел Солнечной системы Института космических исследований.

На орбите все в порядке

Проект «Экзомарс-2016» состоял из двух частей — «Скиапарелли» и орбитального модуля TGO (Trace Gas Orbiter). Планируется, что TGO послужит ретранслятором для будущего марсохода. Также у TGO есть научная программа. Основное его назначение — исследование газов, содержащихся в атмосфере Марса.

«В тот самый момент, когда «Скиапарелли» садился, TGO выходил на орбиту. Его сигнал на российской станции в Медвежьих Озерах приняли одновременно с коллегами на европейских станциях. Сейчас мы готовимся к работе: ученым выделили 10-дневный интервал в конце ноября для калибровки инструментов, тестов, наблюдений Марса. Правда, выдающихся научных результатов пока не будет: промежуточная орбита не позволяет проводить так называемые затменные эксперименты, дающие крайне точные измерения. Регулярные научные наблюдения скорее всего можно будет начать к концу следующего года», — рассказал Трохимовский.


TGO выходит на марсианскую орбиту. Анимация: ESA/ATG medialab

На TGO установлены два российских прибора — ACS и FREND. ACS предназначен для измерения концентраций десятков газов в атмосфере Марса.

«Некоторые из них в атмосфере Марса еще никогда не находили, содержание других было измерено с низкой точностью. А так как аппаратура на два порядка чувствительнее, чем предыдущие аналоги, то по каждому пункту из списка газов мы ждем результатов», — отметил ученый.

Метан интригует

Один из самых упоминаемых газов из этого списка — метан. На Земле 90—95% метана образуется в результате деятельности живых организмов, небольшая часть вырабатывается в геологических процессах. Обнаружение этого газа на Марсе могло бы свидетельствовать о прошлой или настоящей геологической, а может быть, даже биологической активности на планете, хотя есть теории, согласно которым газ на Марсе образуется в пылевых смерчах.

Впервые метан обнаружили на Марсе в районе Южного полюса планеты в 1969 году по данным спектрометра зонда «Маринер-7». Тогда ученые, заявившие об открытии, отозвали статью через месяц, когда стало понятно, что за метан могла быть принята замерзшая углекислота. Затем, в 2003 и 2004 годах, метан в атмосфере красной планеты снова обнаружили с помощью наземных телескопов и орбитальных марсианских зондов.

«Все эти измерения были на пределе, с допущениями и большой погрешностью. За последующие лет 10 появлялись новые данные и работы, однако публиковались все меньшие и меньшие значения концентрации метана. Но с точки зрения химии, насколько мы ее сейчас себе представляем, содержание этого газа в атмосфере не может так быстро падать. Поэтому мы в своих результатах и заключениях будем стремиться к максимальной прозрачности, чтобы ни у кого не было возможности заподозрить подкручивание результатов», — сказал исследователь.

Оазисы по-марсиански

Второй российский прибор, установленный на TGO, FREND — это «нейтронный телескоп», который позволит искать воду в марсианском грунте на глубине до метра с точностью 20—30 километров. С помощью аналогичного прибора был найден лед на полюсах Луны. Особенно интересны для исследователей те области, в которых, если на Марсе все-таки есть метан, найдется и метан, и вода, так как именно в таких «оазисах» вероятнее всего обнаружить жизнь.

«Мне лично кажется, что жизнь на Марсе могла зародиться в прошлом, если действительно, как утверждает главенствующая сейчас теория, раньше условия на нем были более теплыми, влажными и комфортными для жизни. Сейчас на поверхности ее точно нет, а вот в микроорганизмы где-то в глубине марсианской почвы я еще готов поверить», — заключил Трохимовский.
Теги:

Читать еще на Чердаке: