Угроза планетарного масштаба

Три глобальные пандемии XXI века

Во время эпидемии птичьего гриппа были забиты миллионы зараженных птиц. Фото:Guitar photographer/shutterstock

Люди привыкли считать себя царями природы, умеющими, в случае чего, повернуть реки вспять. Но как и в догигиеническом прошлом, в век чудес современной медицины и генной инженерии по-прежнему случаются страшные эпидемии, с которыми мы не умеем бороться. Эти напасти возникают как будто ниоткуда и здорово пугают человечество уже в новейшее время.

Вирус Эбола

Вирус Эбола — настоящая болезнь нового времени: он был открыт только в 1976 году, когда от непонятной болезни в Судане и Конго скончалcя 431 человек. У людей внезапно повышалась температура, начинало болеть все тело, их рвало, они быстро теряли силы, а по всему телу и внутри него открывались кровотечения. Шансов у заразившихся было не слишком много: через несколько дней после проявления симптомов от 25 до 90% больных умирали. Вспышка страшной болезни закончилась так же внезапно, как и началась, но с тех пор загадочный вирус проявлялся в Африке то там, то тут, унося сотни жизней. Переносчиком Эболы признали летучих мышей: местные жители весьма уважают приготовленные из них блюда, и, защищаясь, животные частенько кусают аборигенов.

Ученые, разумеется, заинтересовались вирусом, но исследовать его толком не получалось: Эбола относится к вирусам первого — наивысшего — класса опасности, для работы с ним нужны специально оборудованные лаборатории, а их создание требует денег. Научные фонды и институты не горели желанием раскошеливаться ради непонятного вируса, который появляется раз в пять лет где-то в непролазной глуши африканских джунглей. Зато вирусом плотно занялись военные — как у них принято, не говоря никому ни слова. В первую очередь военные США и Советского Союза: соперники по холодной войне моментально сообразили, что смертельный вирус — отличное биологическое оружие.

Изображение вируса Эбола, полученное с помощью просвечивающей электронной микроскопии. Фото: Centers for Disease Control and Prevention's Public Health Image Library


Применить вирус Эбола для массового уничтожения живой силы вероятного противника военные не успели. Но по иронии судьбы именно их наработки помогли ученым создавать лекарства от страшного вируса, который в 2014 году внезапно решил «выйти из сумрака» и начал со страшной скоростью распространяться с одной африканской страны на другую. Самая масштабная вспышка геморрагической (то есть сопровождающейся кровотечениями) лихорадки Эбола началась в марте 2014-го, причем на этот раз болезнь затронула не только Африку: пациенты «привезли» вирус Эбола в Италию, Великобританию, Сенегал, Испанию и США. К настоящему моменту эта вспышка унесла жизни более 11,3 тысячи человек.

Ученые и медики в тестовом режиме применяют несколько препаратов для лечения вируса (в том числе созданное при содействии военных лекарство ZMapp), еще какие-то проходят клинические испытания. Сертифицированных вакцин от лихорадки пока тоже нет, но как минимум 15 препаратов также находятся на различных стадиях клинических испытаний. Причем два из них созданы в России: вакцины «Гам-Эвак» и «Гам-Эвак Комби» разработали специалисты Федерального научно-исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи. В Минздраве утверждают, что препараты эффективнее западных аналогов, хотя «полноразмерных» клинических испытаний не проводилось.

Сейчас самая крупная вспышка лихорадки Эбола в истории наблюдений вроде бы пошла на спад. Однако говорить о том, что болезнь отступила, увы, не приходится: стоило ВОЗ 13 января объявить, что Западная Африка полностью свободна от вируса (это значит, что в течение 42 дней не было зарегистрировано новых случаев заболевания), как на следующий день в Сьерра-Леоне мужчина скончался от лихорадки Эбола, а еще через несколько дней больницы вновь пополнились заболевшими. Так что вакцина нужна как никогда.

Вирус Зика

Вирус Зика, так же, как и Эбола, известен уже не один десяток лет: впервые заболевание описано еще в 1950-е. Но в отличие от страшного «товарища», Зика вообще никого не интересовал: подумаешь, сыпь, небольшая температура, слегка ломит мышцы да иногда выскакивает конъюнктивит. А больше чем у двух третей больных и вовсе нет никаких симптомов. Все изменилось в 2014 году, когда вирус Зика из относительно небольшого региона в экваториальных Африке и Азии перекинулся сначала во Французскую Полинезию и на остров Пасхи, а потом в 2015 году и в Южную Америку, где принял характер эпидемии.

И опять-таки первое время это не слишком беспокоило медиков, но довольно скоро врачи отметили странный рост числа детей, родившихся с тяжелейшим нарушением — микроцефалией. Череп больных младенцев примерно на 10 см меньше, чем у сверстников, мозг в 1,5-2 раза легче и заметно недоразвит. Из-за выраженной умственной и физической отсталости люди с микроцефалией в лучшем случае могут худо-бедно обслуживать себя, но чаще за ними нужен постоянный контроль. В норме диагноз встречается у одного из 10 тысяч младенцев, но в странах Южной Америки в последние несколько лет частота микроцефалий неожиданно подскочила: например, в Бразилии количество новорожденных с этим заболеванием выросло, по некоторым данным, в 20 раз. Эксперты заговорили о том, что болезнь может провоцироваться вирусом Зика: если женщина заразилась им во время беременности, он может передаваться ее не рожденному младенцу.

Вирус Зика под электронным микроскопом. Фото: Cynthia Goldsmith/cdc


Есть данные и по другим странам, но, учитывая, что вирус распространяется преимущественно в малоразвитых регионах, цифры там еще менее надежные, чем в Бразилии. Пока ученые говорят о связи вируса Зика с микроцефалией осторожно, особенно учитывая, что для других флавивирусов, к которым относится и вирус Зика, такой эффект неизвестен. Специалисты не исключают, что болезнь может развиться, если параллельно с вирусом на женщину влияют еще какие-то пока неизвестные факторы. Но на всякий случай ВОЗ и другие здравоохранные организации рекомендовали беременным не ездить в регионы, где «гуляет» вирус.

Власти некоторых стран, охваченных эпидемией, пошли еще дальше: например, министр здравоохранения Колумбии посоветовал жительницам страны отложить беременность до ослабления вспышки — по прогнозам, это случится не раньше середины 2016 года. Панику чиновников модно понять: переносчик вируса Зика — живущие преимущественно в теплых странах комары рода Aedes, и защититься от случайного укуса очень сложно. Кроме того, в последние месяцы появились данные, что вирус передается при половом контакте. Так что не беременным женщинам и мужчинам врачи тоже не рекомендуют без необходимости бывать в пораженных вирусом государствах: все та же слабо проверяемая бразильская статистика указывает, что у части переболевших может развиться синдром Гийена — Барре. Это редкое аутоиммунное заболевание, при котором клетки иммунной системы атакуют периферические нервы, повреждая их «изоляцию» — миелиновую оболочку. В результате пациенты не могут нормально ходить, страдают от постоянной слабости и болей.

Лечения от вируса Зика нет, но сейчас врачи тестируют все известные противовирусные препараты — вдруг у какого-то обнаружится «двойное действие» . Парадокс, но поиски лекарства осложняются именно мягкостью болезни: давать что-то всем подряд нет смысла, так что, скорее всего, врачам придется думать над средством, которое придется профилактически назначать будущим мамам в опасных регионах. А создание препарата, который можно принимать во время беременности, — дело куда более затратное, чем изготовление «обычного» лекарства. Второй вариант — сосредоточиться на вакцине. Но здесь исследователи продвинулись не сильно дальше, чем с разработкой терапии. Так что пока главная рекомендация ВОЗ и CDC (Центр по контролю заболеваемости — американская «версия» ВОЗ) для людей, оказавшихся в «опасных» странах, — носить одежду с длинными рукавами и штанинами и обильно поливаться отпугивающими комаров средствами.

«Животные» разновидности гриппа

Кажется, что в новом веке мы только и слышим о всевозможных страшных разновидностях гриппа, «подаренных» людям их собратьями по планете. Птичий, свиной, даже козий грипп — если верить СМИ, то эти страшные хвори, внезапно появившиеся как будто ниоткуда, грозят вот-вот распространиться и стереть человечество с лица Земли. Масла в огонь подлила ВОЗ, когда в 2009 году присвоила свиному гриппу наивысший класс опасности и выпустила панические рекомендации мыть руки по сто раз в день. Позже в организации признали, что перестарались, а уже в августе 2010 года пандемия свиного гриппа была объявлена официально завершенной, а цифры по смертности не превысили обычных для сезонного гриппа значений.

При этом крупица истины в опасениях по поводу «животных» гриппов есть. Геном вируса гриппа составлен из восьми хромосом (точнее, коротких фрагментов «родственной» ДНК молекулы РНК, так что «хромосома» — все же слишком сильное слово для них), которые очень любят перемешиваться. Если в одном организме окажутся частицы разных штаммов гриппа, то фрагменты их РНК перепутаются, и с высокой вероятностью родится новый «гибридный» штамм. Именно благодаря таким перетасовкам у нас не вырабатывается иммунитет к гриппу: хотя иммунные клетки и обучились узнавать вирусные частицы прошлого года, новые вирусы для них незнакомы. По той же причине фармкомпании ежегодно создают новые вакцины: те, что работали в прошлом году, в новом сезоне будут неэффективны.

Во время эпидемии птичьего гриппа были забиты миллионы зараженных птиц. Фото: Guitar photographer/shutterstock


Но перемешивание вирусных хромосом внутри человеческого организма — еще полбеды. Кроме Homo sapiens гриппом болеют многие другие существа, например птицы и свиньи. Более того, иногда вместе со своим они могут «подхватывать» и человеческий грипп, и вот тут начинаются главные неприятности. Если внутри свиньи (а ее организм отличается повышенной чувствительностью к нашим вирусам) встретятся частицы человеческого и свиного гриппов, то новый штамм будет совершенным сюрпризом для нашей иммунной системы. А ежели в процессе вирус приобретет еще парочку особенно зловредных мутаций (грипп делает это очень легко — в этом его вторая неприятная особенность), то итоговый штамм вполне может вызвать тяжелую пандемию. Пока иммунная система «раскачается» и начнет опознавать вирусные частицы, они успеют размножиться настолько, что все силы организма уйдут на борьбу с вирусом. Оставшись без защиты, организм легко цепляет другие инфекции, например пневмонию — именно она «ответственна» за большую часть смертей при гриппе.

Но «животные» вирусы гриппа — вовсе не странное приобретение XXI века. По оценкам специалистов, пандемии, вызванные такими штаммами, случаются 2-3 раза в столетие. Чтобы захватить всю планету, «химерный» вирус должен обзавестись еще одной способностью — передаваться от человека к человеку. Большинство же новых штаммов, появившихся внутри животных и птиц, передается только при непосредственном контакте с ними.

Многие эксперты полагают, что печально знаменитая «испанка», унесшая жизни 50 млн человек по всему миру, была как раз-таки опасной разновидностью птичьего гриппа, которая передавалась от человека к человеку.


Из-за того, что грипп постоянно меняет личину, специфической терапии от этой болезни нет: если человеку не повезло и он заразился, то никакие средства не ускорят выздоровление. Надежда на то, что человечество сможет побороть своего вечного врага, появилась в 1990-е, когда были созданы два новых противовирусных средства — осельтамивир и занамивир. Они были одобрены системами здравоохранения многих стран и считались единственными эффективными противогриппозными препаратами. Но в апреле 2014 года международный коллектив экспертов по доказательной медицине представил данные о том, что действенность этих препаратов переоценена и они лишь незначительно облегчают течение болезни, если вообще хоть как-то влияют.

В январе 2015 года исследователи, в том числе специалисты фармкомпании Roche, которая выпускает препарат с осельтамивиром, опубликовали результаты клинических испытаний, в которых приняли участие более 4000 человек. Их вердикт был однозначен: осельтамивир достоверно ослабляет симптомы и снижает вероятность заражения, если принимать его в качестве профилактики. Стоит ожидать, что дискуссии вокруг этих двух препаратов будут продолжаться, так что пока единственным надежным средством от гриппа остается вакцинация (кстати, специалисты питерского Института экспериментальной медицины утверждают, что разработали вакцины от птичьего гриппа). Специалисты ВОЗ постоянно следят за распространением вируса среди людей и животных и прогнозируют, какой штамм будет циркулировать в текущем году. Иногда они ошибаются, но чаще «попадают», так что главное — не пропустить время вакцинации и заглянуть в прививочный кабинет в сентябре—ноябре. Все-таки на дворе XXI век, и стоит воспользоваться его достижениями.
Ирина Якутенко
Теги:

Читать еще на Чердаке: