Миссия мечты

Почему фильм «Марсианин» нереален, но его все равно надо смотреть

Реальное место высадки миссии Ares III. Фото: NASA/JPL-Caltech/Univ. of Arizona

В середине октября на экраны вышел новый фильм Ридли Скотта «Марсианин» — робинзониада XXI века. Но в отличие от настоящего Робинзона герой Мэтта Деймона остается один на один не с безжалостной природой, а с полным ее отсутствием: на Марсе нет жизни даже в мельчайших ее проявлениях.

«Чердак» разбирает основные ошибки, допущенные в жизнеописании Уотни на красной планете, и заодно объяснит, почему «Марсианин» и подобные ему научно-фантастические произведения упускают главные причины, которые делают будущую миссию на Марс если не совсем невозможной, то, по крайней мере, очень-очень сложной.

Скептики могут возразить, что судить о кино, а тем более о голливудском блокбастере, с точки зрения научной достоверности не слишком разумно — фильм должен быть, в первую очередь, зрелищным, а любителям научной точности стоит обратиться к учебнику физики. С таким утверждением сложно не согласиться: в самом деле, вряд ли кому-то придет в голову всерьез рассуждать о науке, скажем, в «Звездных войнах». Саунд-дизайнер Бен Бёррт, ответственный за звуки в легендарной саге, вспоминает, что Лукас намеренно пренебрег законами физики и «разрешил» грохоту взрывов распространяться в вакууме — для создания драматического эффекта.

Но «Марсианин», как и его недавние предшественники «Гравитация» и «Интерстеллар», претендует на наукообразие: Скотт упирает на то, что история забытого на Марсе астронавта Марка Уотни вполне могла произойти на самом деле. Фильм снят по книге американского писателя Энди Уэйра, которая моментально стала бестселлером в среде интернет-нердов, даже несмотря на то, что это первый опубликованный роман автора (еще два романа Уэйри уничтожил, не выкладывая в сеть).

Книга полна подробнейших описаний того, как Уотни конструирует сложные приборы из подручных материалов и рассуждает о том, каким образом выжить на мертвой планете, используя мощь современной науки. Уэйр корректировал очевидно недостоверные повороты сюжета и слишком смелые решения Уотни, опираясь на замечания придирчивых и дотошных читателей. Ридли Скотт пошел еще дальше и по ходу съемок неоднократно консультировался со специалистами из NASA. Но, несмотря на столь тщательную экспертизу, в фильме (и книге) все равно много ляпов. Так что начнем по порядку.

Нереальный Марс

Одна из главных «фишек» картины — завораживающе реалистичные пейзажи Марса. Декораторы и мастера по спецэффектам, очевидно, ориентировались на многочисленные фотографии красной планеты, сделанные камерами высокого разрешения марсохода Curiosity (полюбоваться гигабайтами этих невероятных снимков можно здесь).

В отличие от многих других фильмов, действие которых происходит на соседней планете, «Марсианин» удерживается от того, чтобы представить Марс красным: на настоящих фотографиях видно, что марсианские пески скорее бурые, рыжие, оранжевые — в общем, куда менее эффектные, чем кроваво-красная пустыня ранних экранизаций. Но вот марсианский закат Ридли Скотту не удался: вопреки логике заходящее солнце на реальном Марсе выглядит... голубым. Ранее «Чердак» подробно объяснял, с чем это связано.

К тому же сами пейзажи не соответствуют той местности, где разворачивается действие фильма. По сюжету миссия Ares III высаживается в Ацидалийской равнине, которая напоминает гигантское футбольное поле, разве что присыпанное песком. Марк Уотни лихо путешествует по равнине на марсоходе, и складывается ощущение, что она приспособлена для перемещений намного лучше многих российских дорог. На реальном Марсе этот регион густо покрыт валунами размером до нескольких метров — они выше марсохода, но ниже показанных в фильме здоровенных скал. Объехать камни Уотни было бы непросто: Ацидалийская равнина выглядит плоской только с орбиты, в реальности же она испещрена холмами и кратерами.

Ацидалийская равнина. Ездить по ней на ровере сложновато. Фото: NASA/JPL-Caltech/University of Arizona


«При этом аппарат Pathfinder («Следопыт»), который Уотни откапывает из песка, как раз находится на скалистой территории, — рассказывает популяризатор космических исследований, специалист по связям с общественностью частной космической компании «Даурия Аэроспейс» Виталий Егоров, больше известный в интернете как Зеленый Кот. — Его даже до сих пор видно с орбиты, как и «Марс-3» который сел на 35 лет раньше».

Так в действительности выглядит кратер Скиапарелли, куда должна высадиться миссия Ares IV. Фото: NASA/JPL-Caltech/Univ. of Arizona


Нестрашная буря

Сюжет «Марсианина» завязывается, когда внезапно налетевшая пылевая буря почти переворачивает ракету, из-за чего астронавты спешно эвакуируются. Пылевые бури, иногда захватывающие всю планету, — визитная карточка Марса, а мельчайший марсианский песок, который забивается во все щели, — вечная головная боль инженеров, которые проектируют роботов для исследования красной планеты. Но вот последствия марсианских бурь совсем иные, чем у земных аналогов. На Земле главная поражающая сила бурь — это ветер, скорость которого у разрушительных ураганов превышает 32 м/с. Мощнейшие потоки воздуха с корнем вырывают деревья и сносят дома, так что справиться с небольшой ракетой для них не проблема.

Скорость марсианских штормов порой вполне сравнима с земными, но вот плотность ветра даже близко не дотягивает до земных показателей. Плотность атмосферы — ключевой фактор, который определяет способность ветра оказывать воздействие на предметы, так что, несмотря на частые бури, было бы бессмысленно ставить на Марсе ветряки для получения энергии. «Марсианская атмосфера приблизительно в 150 более разреженная, чем на Земле. Даже если на Марсе будет дуть ураганный ветер, он не сможет повалить ракету или оторвать от нее антенну», — поясняет Виталий Егоров.

И все же пылевые бури опасны: они покрывают все вокруг толстым слоем песка, который не дает свету пробиться к солнечным батареям и выводит из строя даже самое защищенное оборудование. Так что Марк Уотни не зря каждый день чистит солнечные панели — это как раз совершенно правдоподобная деталь.

Марс до Великого пылевого шторма 2001 года, захватившего почти всю планету (фото слева от 26 июня 2001 года), и во время него (фото справа от 4 сентября 2001 года). Фото: NASA, J. Bell (Cornell), M. Wolff (SSI) ant The Hubble Heritage Team (STScl/AURA); STScl-P


Если с пылевой бурей создатели фильма перестарались, то другую характерную марсианскую особенность — низкую гравитацию — они полностью проигнорировали. Гравитация на Марсе в 2,6 раза меньше, чем на Земле, и если работу в тяжелых скафандрах это облегчает, то перемещения в обитаемых модулях, наоборот, усложняет. По крайней мере, Марк точно не должен выглядеть так, как будто он пропалывает картошку у себя на даче. Скорее, движения Уотни напоминали бы прыжки астронавтов по Луне. Более того, через полтора года жизни в таких условиях Уотни вообще вряд ли смог бы двигаться: пониженная гравитация вредна почти для всех органов, но особенно для мышц и костей.

Ядовитый картофель

Все, что касается картофеля на Марсе, вызывает большие вопросы. Идея засеять бескрайние оранжевые долины чем-нибудь полезным для народного хозяйства давно бродит среди энтузиастов колонизации, но все эти планы разбиваются о неприятную реальность: почва Марса ядовита для земных растений. Марсианский грунт наполнен перхлоратами, то есть солями и эфирами сильнейшей хлорной кислоты. Хотя именно эти вещества позволяют марсианской воде оставаться жидкой аж до минус 70 градусов по Цельсию, они категорически противопоказаны живым существам. «Собранные различными аппаратами данные показывают, что на Марсе есть места, где уже на глубине нескольких сантиметров перхлоратов нет, но такие места нужно специально искать», — поясняет Егоров.

Помимо перхлоратов марсианская почва может содержать и другие вещества, ядовитые для земных организмов. Растения имеют досадное свойство накапливать всевозможные соединения, в том числе и опасные, так что, даже если картошка и вырастет на Марсе (что вряд ли), есть ее без предварительных тестов небезопасно.

Важные упущения

Для фильма длиной больше двух часов (и книги почти в 400 страниц) ляпов относительно немного (если не брать в расчет абсолютно нереальную концовку фильма). Но при этом в «Марсианине», да и в абсолютном большинстве других научно-фантастических фильмов, никак не затрагиваются очень важные проблемы, с которыми неизбежно столкнутся межпланетные экспедиции.

Например, космическая радиация. На Земле мы защищены от летящих со всех сторон (и прежде всего от Солнца) высокоэнергетических частиц магнитным полем и плотной атмосферой. На Марсе нет ни того, ни другого, и недавние исследования показали, что на орбите планеты уровень излучения в 2,5 раза больше, чем на МКС. Долгое пребывание в таких условиях рискованно: излучение повреждает ДНК, и, хотя в клетке есть особые системы ее ремонта (за их открытие и исследование даже присудили Нобелевскую премию по химии 2015 года), если поломок слишком много, они уже не справляются.

Но радиация на Марсе — это только полбеды. До красной планеты нужно еще добраться, и при самых благоприятных условиях путешествие займет семь месяцев. Все это время астронавты будут отличными мишенями для космической радиации. В 2013 году в журнале Science вышла статья, авторы которой подсчитали, сколько излучения получил аппарат MSL, прибывший на Марс 26 ноября 2011 года. За 253 дня путешествия зонд «схватил» 0,66 зиверта радиации (зиверт — единица для измерения биологического эффекта от облучения). По стандартам NASA полученная астронавтами за всю карьеру доза не должна превышать 1 зиверта.

«Чтобы защититься от частиц, которые летят от Солнца, достаточно развернуть корабль хвостом к звезде, тогда частицы будут бомбардировать сопла, двигатели, топливные баки и прочие служебные системы и не доберутся до людей, — делится секретом выживания в космосе Егоров. — А вот с космической радиацией сложнее: частицы летят со всех сторон и закрыться от них не получится». Что будет с человеком после полутора лет в открытом космосе (ведь с Марса надо еще и вернуться), неизвестно: рекордсмены по длительности пребывания там, астронавты «Аполлона-17», пробыли вне земной орбиты 12,5 дня.

Долгое путешествие страшно не только из-за радиации. Есть серьезные опасения, что за 2,5 года в условиях постоянного стресса экипаж начнет вести себя неадекватно. Длительные эксперименты вроде «Марс 500» и подобных, которые на Земле имитировали условия длительной изоляции во время космического полета, показали, что людям тяжело выдержать такое испытание. У многих «космонавтов» проявлялся так называемый синдром третьей четверти, то есть постоянная тоска, потеря интереса к миссии и непреодолимое желание вернуться, когда до конца путешествия еще далеко. И это при том, что «экипажи» были исключительно мужскими: даже в коротких опытах с разнополыми командами выяснилось, что возникающее напряжение несовместимо с ответственной миссией и просто опасно для космонавтов. Так что показанная в «Марсианине» идиллия и единство экипажа «Гермеса» в настоящем полете вряд ли возможны.

Но самое нереальное в фильме — это подозрительная надежность приборов. Хотя в книге упоминается, что Уотни время от времени чинит оксигенаторы, фильтры углекислого газа и другие агрегаты, в целом все они выдерживают два года на Марсе, давая герою и NASA как следует проработать план спасения. «Такая надежность сомнительна, в реальности хотя бы какие-нибудь из приборов с высокой вероятностью сломались бы окончательно», — рассуждает Егоров.

Марсоход «Спирит», колесо которого намертво застряло в марсианском грунте 1 мая 2009 года, — наглядный пример того, как опасна красная планета. Фото: Marco Di Lorenzo et al. courtesy Aviation Week, Mars Exploration Rover Mission, Cornell, JPL, NASA


Реальный марсианский Робинзон гораздо больше рискует погибнуть от какой-нибудь банальной и скучной причины вроде отказа системы очистки воздуха, чем от падения метеорита или стычки с инопланетянами. Но, конечно, фильм о медленно умирающем от удушья колонисте куда менее зрелищен, чем захватывающая история преодоления и мужественной борьбы.

И тем не менее «Марсианин» безусловно заслуживает просмотра (и прочтения), потому что такие произведения возвращают человечеству мечту — мечту о космосе. Глобальная эпопея, пусть и с неочевидным результатом, попутно с разработкой собственно путешествия породит множество новых технологий, даст шанс талантливым молодым людям реализовать себя в «бессмысленных» с точки зрения не столь одаренного большинства проектах, а не томиться в скучных офисах. И просто сделает нашу жизнь интереснее. В современном мире верхушка пирамиды Маслоу уже давно пустует, и Марс — отличный кандидат заполнить ее.
Ирина Якутенко
Теги:

Читать еще на Чердаке: