Заметки марсианина: часть 1

Первые шаги к Марсу

Марсианская исследовательская станция в Юте. Фото: Yusuke Murakami

Анастасия Степанова — участница проекта «Марс 160» (Mars Society), проекта Mars One, космический журналист по первому образованию, спасатель, будущий инженер по второму образованию. Сейчас Анастасия находится на Марсианской исследовательской станции в пустыне штата Юта в трехмесячном изоляционном эксперименте, организованном американским Марсианским обществом. «Чердак» публикует ее заметки.

Серое холодное небо, пробки, ноябрь 2013 года, Москва. Я еду в Музей космонавтики на встречу аэрокосмического инженера Роберта Зубрина из США. По случайному стечению обстоятельств мне предложили помочь с переводом его выступления. Мужчина преклонных лет, небольшого роста, в берете, с тревожным взглядом, шел мне навстречу. На тот момент я не подозревала, что эта встреча станет началом нашей дружбы с Робертом Зубриным, которая повлияет на мою карьеру и жизнь в целом.

Американский аэрокосмический инженер и писатель представил свой план пилотируемого полета на Марс Mars Direct еще в 1990 году. И теперь он рассказывал о нем в Музее космонавтики на ВДНХ. Проработав в аэрокосмической отрасли, Роберт понимал, что отправить людей на Марс вполне реально, но очень дорого. Для осуществления такого проекта необходима ракета-носитель, по мощности сопоставимая с американской ракетой «Сатурн-5». Именно эта ракета отправила первых астронавтов на Луну, но, к сожалению, с 1973 года ее производство было остановлено. На данный момент подобных ракет нет. Тогда космическая гонка очень сильно ударила по бюджету как СССР, так и США. Но что если учесть опыт того времени и объединить усилия двух стран для отправки первых людей на Марс? Звучит утопично, но все же Роберт надеется застать этот исторический момент.

Роберт Зубрин в Институте медико-биологических проблем РАН. Фото: Анастасия Степанова


По его плану, до того как люди будут отправлены к Марсу, с Земли стартует автоматический космический корабль, включающий в себя возвращаемый аппарат, который приземлится на Марс. Имея на борту компактный ядерный реактор и водород, используя углекислый газ из марсианской атмосферы, аппарат начнет производить метан и воду (реакция Сабатье). Тем самым будут получены топливо и окислитель для возвращения на Землю, кислород и вода для жизни космонавтов на Марсе.

В следующее стартовое окно, спустя 26 месяцев после автоматического полета, произойдет запуск пилотируемого космического корабля. Примерно после полутора земных лет на Марсе космонавты должны быть готовы покинуть планету и вернуться на Землю. Практически в одно время со стартом пилотируемой миссии должен произойти следующий автоматический полет для повторения вышеописанной процедуры, чтобы исследовать следующий регион поверхности Марса. И так пока государства или частные компании будут выделять деньги. Со временем появится первое человеческое поселение на Марсе, и возможно, через несколько сотен лет планета будет терраформирована. План Mars Direct подробно описан в книге Зубрина The case for Mars.

Несмотря на то что Роберт пытался продвинуть свой план в НАСА на протяжении 15 лет, он по-прежнему полон надежд и энтузиазма. Он начал работать с молодым поколением, чтобы взрастить будущих покорителей космоса, и основал общественную некоммерческую американскую организацию «Марсианское общество» (The Mars Society). Главной задачей Марсианского общества является активная поддержка идеи исследований и колонизации Марса человеком. Благодаря поддержке спонсоров и волонтеров были созданы два прототипа марсианской исследовательской станции — в пустыне штата Юта и в Арктике, на острове Девон. На этих станциях команды из ученых, инженеров и студентов живут несколько недель в условиях полной симуляции. Сейчас я нахожусь на одной из них, но об этом подробней в моей следующей заметке.

Анастасия Степанова

Теги:

Читать еще на Чердаке: