5 минут о депрессии у людей и животных

О причинах и механизмах возникновения депрессии, синдроме выученной беспомощности и социальном давлении в новом выпуске с Машей Осетровой.

Всем привет, я Маша Осетрова, и сегодня я расскажу вам о вреде и пользе депрессии у людей и животных.
«Все, что меня не убивает, делает меня сильнее», — сказал немецкий философ XIX века Фридрих Ницше, - и оказался неправ. К примеру, такое воздействие, как неконтролируемая стрессорная ситуация, хотя и не убивает сразу, но делает человека слабым и больным, иными словами, депрессивным.
Впервые симптомы депрессии были описаны еще в «Кодексе Гиппократа», и спустя тысячелетия эта проблема не утратила актуальности. Депрессией страдают от 10 до 20 % населения всех стран и культур, а в тяжелой форме, требующей госпитализации, — от 3 до 9 %. Причем около трети больных нечувствительны ни к какой форме лечения, включая психотерапию, лекарственную терапию, лишение сна, светолечение и лоботомию – хирургическую операцию на головном мозге, которая, к счастью, не применяется современными врачами.
Хотя различные депрессивные состояния имеют свои особенности, для всех них характерны три симптома:
- тоскливое, подавленное настроение;
- умственно-речевое торможение;
- двигательная заторможенность.
Кроме того, обычно присутствуют дополнительные симптомы: потеря интереса к обычным занятиям и отсутствие удовольствия от них; снижение либидо; расстройство аппетита и сна; ощущение бесполезности существования или суицидальные мысли.
Хотя существуют данные о роли наследственного фактора в развитии депрессивных состояний, одно из главных воздействий, приводящих к депрессии – неконтролируемый стресс.
Интересно, что депрессивные состояния характеры не только для людей. У животных состояние, при котором пропадают вкус и воля к жизни, получило название «выученная беспомощность». Оно является моделью депрессии человека, т. е. имеет те же причины, механизмы и проявления, что и самый распространенный психоз.
В ходе всевозможных экспериментов состояние выученной беспомощности было выработано не только у многих млекопитающих, но и у птиц, рыб и даже у тараканов и улиток. Это означает, что процессы, лежащие в основе депрессивных расстройств человека, являются общими для всех живых существ. Изучение таких нарушений поведения животных имеет непосредственную практическую ценность для биологии человека, медицины и психологии.
В экспериментах на животных широко используется такое, казалось бы, мягкое воздействие, как лишение возможности двигаться. Для этого крыс и мышей помещают в пластмассовые стаканчики, а обезьян пристегивают ремнями к креслу. Если это длится несколько часов, то, несмотря на удобную позу и даже возможность ее изменять, подопытная крыса или обезьяна продемонстрируют депрессивные симптомы, которые сохранятся несколько дней или даже недель.
А вот другой, более близкий к миру людей пример. Было показано, что постоянное социальное давление также приводит к выученной беспомощности. Вполне нормально, что две незнакомые крысы или мыши, встретившись, дерутся. Проигравшая поединок особь испытывает стресс, однако все физиологические и биохимические параметры возвращаются к норме через несколько часов.
Если же животное постоянно терпит поражения при социальных контактах, то ситуация становится для него стрессорной. В итоге одно присутствие другой мыши, даже отделенной перегородкой, вызывает у постоянно проигрывающей мыши ранее нехарактерную реакцию затаивания. Физиологические и биохимические показатели у животных с длительным опытом социальных поражений указывают на склонность к депрессии.
Важно отметить, что депрессивные состояния не являются абсолютным злом. По своей сути они представляют гипертрофированное проявление реакции затаивания, имеющей положительные стороны. Во-первых, это одна из двух стратегий поведения в стрессорной ситуации, которая часто бывает оптимальной, а во-вторых, субдепрессивные состояния благоприятствуют интеллектуальной деятельности.
Еще Аристотель заметил, что многие выдающиеся мужи склонны к меланхолиям, а занятия наукой порой приводят к депрессии. В то же время, меланхолический склад души, частые субдепрессивные состояния предрасполагают к занятиям, требующим напряженного размышления. Веселое, приподнятое настроение несовместимо с переработкой информации и выработкой программы действия.
Доктор биологических наук Дмитрий Жуков в книге «Стой, кто ведет?», посвященной особенностям поведения людей и животных, рассказывает, как однажды записался на утренние сеансы в бассейн рядом с работой. Он надеялся, что, если в девять утра поплавает, это поможет разогнать хандру и дрему и, таким образом, повысит производительность труда. Отчасти затея оправдала себя: после бассейна он был в превосходном настроении, но совершенно не мог сосредоточиться и приступить к работе часов до трех-четырех - когда окончательно распадались эндогенные опиаты, выработавшиеся во время заплыва.
Так научный подход в очередной раз доказывает справедливость выражения «делу время, потехе час».
На этом все, читайте умные книги, берегите свои нервы и смотрите следующий выпуск, в котором я расскажу вам, чем электричество в нашем теле отличается от электричества в розетке.


Анастасия Тмур
Теги:

Читать еще на Чердаке: